Поиск

О разнице в пластической хирургии на Западе и в России: цены, квалификация хирургов, мода на грудь

Источник https://snob.ru/profile/32739/blog/173201



Здравствуйте. Меня зовут Саломея Сванадзе, я — пластический хирург с 9-летним стажем.


Я постоянно обмениваюсь опытом с мировыми светилами нашей отрасли. Стажировалась у известного доктора Гилиса в Риге (Латвия), у шведов — доктора Рендквиста (Dr. Charles Randquist) и Хэдена (Dr. Per Haden).


В Америке — США и Канаде — работала с Константино Мендьетой (Dr. Mendieta), специалистом из Майами, куда сейчас любят ездить за «пластикой» наши селебрити, и с Карлом Шварцем (Dr. Schwarz) в Монреале.

Все эти люди — одни из лучших пластических хирургов в мире.


За время работы в России и за границей я обнаружила довольно существенные различия: в требованиях пациентов, трендах пластической хирургии, ценах и сервисе. Хочу об этом рассказать подробнее. Возможно, у кого-то развеются мифы о «пластике прямо из Майами», а кто-то наоборот поймет, что ему за выражением своей индивидуальности – только к западному хирургу.

Какие пластические операции «в моде» в России и мире

ISAPS (Международное сообщество эстетической пластической хирургии) ежегодно публикует статистический отчёт о пластических операциях по всему миру.

Самый популярный тип операций — маммопластика (грудь), причём и у мужчин. Далее липосакция (удаление лишнего жира), блефаропластика (веки), абдоминопластика (живот) и ринопластика (нос).



Источник: https://www.isaps.org/


Этот «хит-парад» сохраняется годами. Но эстетическое видение этих операций за последние годы поменялось.

В 2005-2015 пациенткам пластического хирурга в России был важен результат, очевидный окружающим — как подтверждение статуса. Кукольные носики и «Саломея Николаевна, мне минимум «троечку», пожалуйста!» — запросы из тех времён.

Сейчас тренд свернул в сторону естественности. Люди больше не хотят афишировать пластическую хирургию. Они хотят выглядеть естественно и сохранить гармоничные пропорции. «Саломея Николаевна, мне максимум, но чтобы естественно» :)

Вместо явного «улучшайзинга» всё чаще мы имеем дело с восстановлением утраченного — в процессе старения или после беременности и родов, либо с исправлением иных аномалий и деформаций, врождённых или посттравматических.


Медиа и социальные сети делают женщин однотипными?

Безусловно, эстетические тренды формируются изначально на Западе, и в Россию приходят спустя несколько лет. В регионах отставание — ещё лет на 5, по сравнению со столицами.

На тренды влияют, во-первых, социологические причины. В Западной Европе и в Северной Америке женщина позиционирует себя в обществе по-другому: внешность не главное. Женщины не чувствуют себя бесправными куклами, хотят и требуют уважения к себе, своей личности и профессионализму. Благодаря этому тренду, пластическая хирургия в целом идёт к более рациональным изменениям. Обоснованным и максимально естественным.

Второй важнейший аспект — социальные сети и медиа. Тот же Голливуд задаёт нереалистичные стандарты внешности для всего мира. Фотофильтры и фоторедакторы делают идеалом красоты образ, далёкий от натуральности.

Мои коллеги – лицевые хирурги и косметологи – рассказывают о тревожной тенденции: люди требуют от них, особенно в России, результата такого же, как на фото с фильтрами: непропорционально пухлые губы, маленький нос, резкие скулы.

Даже идиома «Russian Face», которая раньше обозначала мрачное настороженное выражение лица — теперь среди моих западных коллег означает лицо с очевидной коррекцией по «глянцевому стандарту», похожее на сотни других.

При этом, самая равноправная в нашем понимании страна — США, амбассадор бодипозитива — лидер по числу пластических операций. Странно?



Источник: https://www.isaps.org/



Дело в местной культуре. В соседней Канаде люди – коллективисты, ориентированы на общество, не любят выделяться. В США — ценят яркую индивидуальность: «я не как все, я хочу привлечь внимание, имею право делать всё, что считаю нужным». Поэтому услуги пластических хирургов пользуются там спросом, включая крайности, вроде груди 10 размера или «кошачьих» лиц. В США пластическая хирургия нередко служит инструментом самовыражения.

Самое тревожное, что и Russian Face, и необычные операции — осуществимы технически. В отсутствие медицинских противопоказаний большинство врачей не отказывают таким пациентам.


Я всегда стараюсь отговорить пациентку от неоправданных слишком резких перемен во внешности — максимально мягко и аргументированно. Конечно, если речь о сильной асимметрии, изменениях после родов, и т.п. — способных причинять пациенту сильнейший эмоциональный дискомфорт — я с радостью помогаю.


Но часто приходят невероятные красавицы, на которых плохо повлиял тот самый глянцевый идеал. Иногда девушке достаточно услышать от меня, что её результат «до», это чья-то мечта «после». Другим предлагаю гармоничные альтернативы. Но некоторым, непременно желающим «всё как у Памелы», без оглядки на свои природные параметры, приходится и отказывать. Хотя я прекрасно понимаю, что если человек решил твёрдо, он это сделает: отказала хирург Сванадзе — есть ещё сотни вариантов.


А теперь самое интересное: сравним по пунктам отличия в оснащении операционных, сервисе, ценах

Во всём мире медицина, что лежит в сфере эстетики — платная. Если пациенту субъективно не нравится форма его носа — он сам будет оплачивать тюнинг. Это справедливо.

Но, например, если пациент пережил серьёзную травму, перенёс онкологическое заболевание — практически во всех странах мира предусмотрен частично либо полностью бесплатный эстетический компонент лечения.

В США при политических переменах сильно пострадала бесплатная медицина. Но если вы работаете и имеете страховку, то как минимум часть реконструктивной операции после, например, мастэктомии (удаления груди из-за опухоли) вам компенсируют.

В России есть определённое количество квот на такие операции, получать их долго и сложно — но возможно.

В подавляющем большинстве случаев, во всём мире клиники пластической хирургии рассчитаны на т.н. «средний класс» и выше, и финансово неплохо себя обеспечивают.


Поэтому в техническом оснащении разницы между частной клиникой в России, Европе и Америке практически нет. Никаких диковинных супертехнологий, незнакомых мне ранее, я там не встречала. Мы все работаем на современном оборудовании, а закупаем его у одних и тех же всемирно известных производителей.

Единственное, чем Канада отличается и от США, и от России — в ней практически нет «частных клиник» в том смысле, который мы подразумеваем. Там такое же классное оборудование и профессиональные специалисты, но палаты не похожи на номера в отеле 5*. И сервис вежливый, но без излишеств.


Квалификацию отечественных и западных врачей сравнивать сложнее. Дело в том, что в РФ пластическая хирургия стала отдельной специальностью лишь в 2012 году. Даже ординатуры соответствующей не было. Мой выпуск — первый в стране, я одна из первых «официальных» пластических хирургов.

До этого пластические операции выполняли врачи, пришедшие из других специализаций. Кто-то из общей хирургии, кто-то — даже из анестезиологии. И это не плохо: многие из них опытные, заслуженные и квалифицированные.

Но у них не было общих критериев качества работы, у всех были свои подходы, и только сейчас пластическая хирургия в стране стала встраиваться в мировую систему, приходить к общим стандартам.

Объединять опыт становится проще благодаря глобализации и цифровизации. На конгрессах получается бывать всё чаще — многие доступны к посещению онлайн, а 2020 год только ускорил эту тенденцию. Складываются контакты с коллегами со всего мира, и сегодня мы запросто переписываемся через полмира, чтобы обсудить интересный случай или посоветоваться.


Так что пластический хирург в России сегодня вполне может держаться на мировом уровне профессионализма, было бы желание.


Что действительно отличается — это взаимоотношения врача и пациента. Например, выписать после операции в тот же день — абсолютно нормальная практика для Северной Америки.

Там оптимизация медицины проходила ещё до того, как это стало мэйнстримом и ругательным словом в России. У них для плановой операции можно выбрать т.н. office surgery — амбулаторную хирургическую помощь. Т.е. после планового хирургического вмешательства, если нет осложнений, человек едет домой через несколько часов после операции.

У нас после любой операции мы обязаны продержать пациента минимум ночь в стационаре, на всякий случай. И нашим пациентам это больше подходит.


Западные пластические хирурги «обучают» пациентов — и это здорово. Они подробно, с привлечением анатомических атласов, разъясняют пациенту, какие варианты вмешательства рассматриваются и почему, предупреждают о рисках, дают ссылки на исследования и т.п. Там врач не предъявляет пациенту ультимативных решений, а предоставляет полную информацию для того, чтобы человек принял решение самостоятельно.

Такой просветительский подход хорошо работает во всём мире, и его я переняла от западных коллег в первую очередь. У меня приём может длится час, может и больше. Научи – и отпусти принимать решение (© С.Н. Сванадзе) :)



Улучшается в этом случае и комплаенс — пациент точнее следует рекомендациям. А с этим на постсоветском пространстве всё пока сложно: люди привыкли перекладывать ответственность за результат лечения на врача. И к нему, прежде всего, будут предъявлять претензии, даже если сами бросили пить антибиотики в середине курса или мочили манту :)

Нам приходится учитывать эту национальную особенность в постоперационном ведении пациентов — но терпеливые разъяснения со временем приносят плоды.


Требовательность наших пациентов — отдельная тема. В России у женщин гораздо более серьёзные требования к своей внешности, чем у большинства американок или европеек — из-за культурных и социологических особенностей, которые мы обсуждали выше.

«Изюминка», с которой средняя немка будет счастливо жить всю жизнь, построит карьеру и отношения — для нашей женщины может стать поводом лечь под нож. И эстетические требования к результату заметно жёстче: русская женщина заметит любую мельчайшую неровность. Наша работа должна быть безупречной.

Для нас, пластических хирургов, это прекрасно, потому что формирует конкурентную среду, высококвалифицированных специалистов. Приходится разрабатывать новые методики и совершенствовать существующие, делать всё, чтобы рубцы были ещё менее заметными, проводить исследования, и т.п. Такая специфика.


Нашим женщинам не хватает лишнего жира для липофилинга. В США колоссальная проблема ожирения, и масса связанных с этим эстетических операций: липосакции, абдоминопластика, подтяжка груди.

До нас даже американский тренд на анти-худобу ещё не добрался: российские женщины одни из самых стройных в мире, следят за собой, сидят на диетах, занимаются.

Зато популярная в США процедура липофилинга — когда собственный жир, например, с бёдер пациентки, пересаживается в грудь — у нас не всегда удаётся использовать. Казалось бы — сказка, почему нет? Но, как самостоятельную процедуру липофилинг провести получится не всем — нет нужного количества жировой ткани.


Почему не обязательно лететь за новым телом в Майами, и как выбрать идеального хирурга

Медицинский туризм процветал до пандемии и, скорее всего, снова расцветёт после. У одних россиян по каким-то причинам подорвано базовое доверие к нашей медицине. Для других приобретение медицинских услуг в Израиле, Европе или США —показатель статуса и признак достатка.

Я же уверена, что в России можно получить то же качество пластической хирургии, но с меньшими затратами ресурсов.

О том, что наши пластические хирурги ничуть не уступают западным коллегам в навыках, клиники — в оснащении, а сервис даже более приятен российскому пациенту, я уже говорила. Но есть и пресловутые национальные особенности.

Пока я жила в Канаде, для меня было проблемой найти себе парикмахера, мастера ногтевого сервиса и т.п. И после нескольких неудачных экспериментов с канадцами, я нашла мастеров среди русскоязычного сообщества.

Не потому что канадские специалисты хуже. И дело не в языковом барьере — я свободно говорю на английском и французском. Просто у нас с канадцами был разный бэкграунд, разные эталоны прекрасного и т.п. И, потратив в 3 раза больше времени, я получала результат, который меня не устраивал. А «наши» гораздо быстрее и, главное, точнее понимали мой запрос.

Со специалистами в других сферах всё точно так же. Обратившись к зарубежному пластическому хирургу, будет гораздо обиднее получить не тот результат, который нужен, из-за недопонимания. А ведь речь не о причёске, всё куда серьёзнее!



При выборе доктора нужно быть очень осторожными и понимать: главный критерий — не заоблачная цена, и не то, что он оперирует в Майами. Самое главное — выбрать пластического хирурга потому, что вам нравятся его работы. Причём, не одна-единственная, а практически все. Нужно, чтобы он работал в нужном вам «стиле».


Важно предусмотреть и свои действия на случай возможных осложнений. Все-таки, это хирургия! Конечно, в подавляющем большинстве случаев всё идёт по плану, и операция, не требующая сложных перевязок — как то же увеличение груди — позволит поехать домой буквально через 2 дня. Это обычная история. У меня, например, минимум 50% пациентов — из других городов и даже стран.

Но если возникнут какие-то осложнения, требующие внимания оперировавшего хирурга, вам придётся провести в чужой стране гораздо больше времени, либо ездить туда регулярно в течение нескольких месяцев. Это прибавит множество организационных и финансовых проблем.


Гигантского качественного скачка в результатах операции вы за рубежом не получите, но потратите в 2-3 раза больше денег. Для примера, в России за 300 000 рублей можно увеличить грудь силиконовыми имплантами в хорошей клинике у очень хорошего хирурга. В Канаде это будет стоить от 10 000 канадских долларов (около 590 000 рублей). В Калифорнии или Майами — 10 000 долларов США (от 750 000 рублей). Всё это без учёта перелёта и прочих расходов.


Среди наших селебрити сегодня считается просто престижно ездить, например, рожать в Майами. Там же, кроме американского гражданства для ребёнка, есть возможность получить сразу и комплекс операций для молодой мамы: не выходя из наркоза после кесарева сечения, они одномоментно переносят несколько вмешательств типа липосакции и абдоминопластики.


Это довольно спорный подход с точки зрения медицинской целесообразности, сложно совмещать восстановление после нескольких операций сразу с уходом за новорожденным — но это активно применяется. Экспресс-курс для тех, кому важно делать идеальные фото в купальнике через месяц после родов.

Кроме того, среди российских обеспеченных женщин популярен Лос-Анджелес: там есть знаменитые пластические хирурги, которых у нас в стране назвали бы косметологами: они корректируют лицо с помощью инъекционных методик: филлеров и ботулотоксинов. Цены приёма у них доходят до $50 000, а результаты не всегда предсказуемы: вызывают как восторг, так и очень негативные отзывы.


Поэтому, если вам одинаково нравятся работы двух докторов, но один из них в Москве, а другой в Штатах — имеет смысл выбрать того, кто ближе.

Просмотров: 9Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

2020 Доктор Сванадзе С.Н